Алина Фаркаш о том, как поддержать жертву

0
246

К сожалению, мы не всегда можем найти правильные слова поддержки, но мы чувствуем, что обязаны сказать хоть что-то. И этим «нечто» почему-то оказывается приказ: «Соберись, тряпка!» Не надо так! О том, как они могут действительно поддержать жертву, говорит Алина Фаркаш.

Алина Фаркаш о том, как поддержать жертвуЕсть одна известная вещь, которая меня сильно задевает. Доводит до отчаяния. Даже среди очень достойных людей, считается очень правильным бить жертву для того, чтобы она собралась и перестала быть жертвой.

Кто не слышал рассказы знакомых или не читал сообщения, в которых что-то закрытых женских группах о том, что женщина, скажем, сломанной или очень сильно обидел муж? Какая реакция считается правильным ответом является современным и неравнодушной женщины? Страстно вдохновлять только что побитой женщина: я бы не позволила так с собой поступать! Он вытирает ноги! И скоро он вас совсем убьет! Подумайте о своих детях! Это же очень травматично! Как вы могли себе позволить? Почему вы за него замуж? Где ваши глаза? Бросить его немедленно! Как вы можете так себя не уважать?! Ну и все в том же духе.

То, что женщину сначала избили дома, потом за моральную поддержку и ее чуть не сломал подруги. Подтверждает еще раз, что это действительно такое. Тряпка, плохая мать, глупая, слабая, безвольная — ну, в общем, все то, за что его и били дома.

Когда-то я вступил в дискуссию с одной такой защитницей и сторонницей позиции «не быть тряпкой». Она пыталась сказать, как трудно жертвы, как мало сил, энергии и веры в себя. Что мы не можем защитить ее от мужа, но мы можем ей немного уверенности в себе, дать капельку сострадания и любви. Понимание, что я не хочу ее обидеть и унизить любым способом. Что ее чувства и ее решение важно, и с ними приходится считаться. Сторонница теории «гоните его ссаной тряпкой, в противном случае сама по себе ни что иное, как тряпка» возмутилась. Фыркнула. Она сказала: «Ну, я даже подумать не могла, что вы думаете, что вы должны жить с насильниками и держаться за любые штаны!» Еще она сказала с гордостью: «Я — не понимаю этих ваших сюси-пуси. Я сторонник активной практическая помощь!»

Я, конечно, кажется, что активная практическая помощь — это не обругать и так обруганного и запуганного человека. Практическая помощь — это, например, снять квартиру жертвы насилия, найти ей работу, чтобы сидеть с ее детьми, пока она ходит по собеседованиям.

Нанять адвоката. Пойти с ней в полицию, чтобы исправить избиение. Платить ей психотерапии. В конце концов, я слушаю ее на часы, месяцы и даже годы без малейшей надежды на изменения. Хотя это не поможет ей уйти, то хоть как-то облегчит его жизнь.

Kick — «перестань быть тряпкой!» — это вообще не помочь. Ни активный, ни пассивный. Это, чтобы получить двойной бонус от жертвы: во-первых, сразу чувствуешь, кто глуп, тряпка и неудачница, а кто дальновидная умница и заинька, которую муж любит и уважает. Во-вторых, понять, что помогло, наставила на путь истинный! Дала идеальный совет: в конце концов, кто может утверждать, что жить с насильниками нельзя? Вот это то же самое. Ситуация вин-вин. Только для одного человека — для советчика.

Как правило, жертва догадаться, что людей нельзя бить и унижать. Ну, смотрели фильмы, книжки читали. Просто им кажется, что они — такие кривые-косые-глупо,-неприглядные и плохо, что бьют.

Ну, потому что это нормально бить не может. И, наверное, можно. И еще — они сделали это! Потому что в мире есть миллионы и миллионы нормальных женщин, которые совершили. И они да. И это означает, что человек должен как то, что лучше попробовать, задорнее свисток, выше прыгать, чтобы стать той женщиной, которую не победить. И муж то как бы ничего общего. В конце концов, именно она совершила. Это недоразглядела заранее.

Почему-то считается, что любая реакция, кроме немедленной и жесткой агрессии, направленные на жертву (почему вы терпите?! гоните его немедленно!), будет поощрением ее жизни с насильником. Буквально подталкиванием ее к нему.

Хотя, как правило, на практике все в точности наоборот: тем, что жертва-это место, где он может отдышаться и прийти в себя, что опыт отношений без насилия и принуждения, — вы даете ей силы. Чтобы понять, что произойдет в противном случае. Что с ней можно (и нужно!) рассматриваться по-разному. И тогда у нее появятся и силы, и мотивация, чтобы бороться, а для того, чтобы уйти.

Вообще, я делала это много раз, и понять, как трудно, как мучительно поддерживать и уважать человека там, где хочется схватить за плечи и встряхнуть: «Да, что ты размышляешь?! Беги сейчас!!!»

Но, как ни странно, политика, уважения, поддержки и понимания гораздо скорее приводит нас к тому результату, на который мы надеемся. Человек, как правило, начинает сопротивляться любому давлению, даже то, что ему на пользу. Защищает, как может, свои границы. Особенно тот человек, чьи границы — физические и эмоциональные — бесконечно нарушают. Ему оказывается легче противостоять кому-то меньше, давайте рассмотрим, чем бьющий муж. Например, давящей и требует развода с мужем подруги.

Наиболее страшные и трудно на помощь жертвам насилия — это то, что результат не зависит от нас, это непредсказуемо. Мы можем сделать все правильно, но это еще выйдет из больницы и вернется к нему. И мы ни черта не можем сделать. Это не искусать себе все локти и губы от бессилия и ярости.

Тем не менее, любая психологическая помощь кому-то раненному — это трудно, грязно, неудобно, всегда нужно быть готовым, что либо не будет работать, или работать, но вас не забуду вместе с одним болезненным историей.

Дать за это стоит только тогда, когда вы сами готовы ко всем этим последствиям. Если у вас есть большой запас сил, нервов, принятия и любви к человечеству (или на конкретного человека), и если ты готов отдать просто так. Без надежды на взаимность и гарантией успеха.

И это так, походя, сверху, снисходительно, «я бы так с собой не разрешено» — так лучше не надо. Им и так плохо, не стоит добивать.