За границей альтруизма

0
149

«Я считаю своей обязанностью помогать людям, но иногда я чувствую, что у меня не достаточно сил. И тогда мне становится очень неловко. Наверное, я моральный урод?» На каверзный вопрос о границах щедрости отвечает психолог Анастасия Рубцова.

За границей альтруизмаiStock/weerapatkiatdumrong

Есть ловушка, которая находится буквально посреди дороги, но, тем не менее, многие в нее попадают.

Дело в том, что мы не обязаны поддерживать тех, кому плохо. Мы не обязаны — и не может, ибо не всесильны — забрать на руки каждого, кто приходит к нам с жалобой, даже если ему в данный момент действительно скверно, и он нуждается в поддержке.

Альтруизм и щедрость — это нормально. Но еще и очень дорого. Это наше время, силы и умственной работы. И даже если мы когда-то поддержать человека, из этого не следует, что он может иметь право на нашу поддержку всегда, в любое время суток и при любых обстоятельствах.

На словах это вроде понятно. Но на самом деле очень трудно определить грань: вот вам звонит ночь близкого друга, чтобы рассказать о плане самоубийства. На которую по счету ночь вы рискнете сказать ему: «Пожалуйста, не нужно звонить ночью, я будильник на половину восьмого?» В-третьих? В десятой? Никогда? И если он не звонит, пишет в Whatsapp?

Вот довольно простой и универсальный алгоритм.

— Определить степень близости с человеком, который пришел жаловаться. «Юридически» на нашу поддержку могут претендовать члены семьи, особенно маленькие дети и близкие друзья. Остальное — только от избытка наших сил и доброй воли.

— Определить сферу своих ресурсов. Это очень важный момент. Настолько важный, что я едва удерживаюсь, чтобы выделить его большими буквами. У вас есть немного бессмысленно, это бесполезно усилий и времени? Extra — это не те, которые нужны для выживания и забота о близких. Дополнительные — это те, которые вы можете отдать в сравнительно безболезненно.

Если нет, вы имеете полное право не жалеть и не сочувствовать. В данный момент некоторые утверждают, что так можно дойти до полного безразличия к бедам ближнего и зачерстветь душой.

Мне кажется, что это немного сомнительный аргумент в духе «сегодня он играет джаз, а завтра дома будут продавать». Действительно черствым людям, неспособным к сопереживанию, как правило, и обсуждение всего этого наше с вами сочувствие и поддержку неинтересно. Но, честно говоря, не понимаю, о чем идет речь, какие такие «чуфства», и вообще о чем тут может «беспокоить». У них из этого источника никогда, и вовсе нет — ни для родных, ни для иностранцев.

И это именно попытки определить масштабы наших умственных сил (какие они, на что их хватает, как быстро восстанавливаются) к очерствению не ведут.

У нас нет задачи спасти мир. Пусть этим занимаются стражи Галактики. Если вы чувствуете, что сегодня не страж Галактики, можно сказать об этом прямо. Лучше, конечно, аккуратно и осторожно, не давая человеку все больше и больше боли. Ему и так несладко. Вполне возможно, что из последних сил тянут к вам свои «дырявое ведро».

Можно сказать, например: «мне очень жаль, я вижу, что тебе плохо, но у меня самого сил совсем нет», или «я Понимаю, что тебе хочется это обсудить, но давай в другой раз?» Или еще одна формулировка, которая мне кажется хорошо: «я хотел бы помочь тебе, но я чувствую, раз я не справляюсь. Ну так я думаю, что, может, еще кто-то, кто вас может поддержать, или специалист какой-то искать?» Эта формулировка — для крайних случаев, когда человек действительно близкий, и видеть, как он мучается, вам действительно невыносимо, но вы чувствуете, что его дырявое ведро вас вместе с ним утягивает в бездну.

Не нужно стоически ходить там.

В мире много людей, готовых помочь (и часто бесплатно).

Словесные формулы изобретаются на ваш вкус, под ситуацию. Основная идея заключается в том, что мы выставить человека за дверь, когда ему и так скверно. Мы просто показываем, что и сколько у нас. Вот бинтик и йод — да. Круглосуточно и системе реанимации — нет.

Отказать другой поддержки будет очень и очень неудобно, почти как на деньгах. И сразу же человек чувствует себя очень виноватым. Но есть как минимум три причины, которые облегчают муки совести.

Во-первых, когда у нас нет душевных сил, мы сами узнать, как быстро скатываемся в псевдо-поддержки. И начинается: «Ну так я тебе просто подскажу хорошего гомеопата», «Да, хорошо, что ты преувеличиваешь, не все может быть так плохо», «сто раз ведь тебе говорила!» и так далее.

Во-вторых, даже если мы будем очень стараться из всех сил, что нет, и колоссальной силой воли не отшатнемся, удержим себя от оценок и советов — это приличные перегрузки для нашей нервной системы. Как подтянуться десять раз на вывихнутых руках. Нервная система таких не любит, начинает, выдавать психосоматику, трудно краха, казалось бы, ровном месте — как правило, его не насиловать. Сам выходит дороже.

Кроме того, мягко отказывая, мы даем человеку возможность искать поддержку в другом месте — для тех, кто устал меньше, чем мы.

Есть два особых случаев.

Первый — это люди, богато расплескивающие вокруг себя агрессию, иногда маскируясь под ее жалобы. Они, как и за поддержку, пришли, и вы после их ухода вы обнаружите себя исколотым и избитым. Если вы не терапевт, и защитные маски на вас нет, то лучшее, что вы можете сделать — это найти безболезненное расстояние с таким человеком и не подойти ближе. Спрячьте свой бинтик и йод, и просто отойдите в сторону.

Второй частный случай — когда вы знаете, что у человека случилось горе, например, кто-то умер или серьезно болен ребенок, или произошел выкидыш, или его уволили с работы. Но сам он о поддержки просит, а вы чувствуете себя начать. Как правило, мы формулируем это как «я боюсь быть бестактным» и «я боюсь сделать ему еще больнее».

И не надо бояться.

В таких случаях, как правило, человек задыхается под бетонной плите свалившегося на него несчастья (хотя и из-под нее вам машет и улыбается), и ему физически необходимо с кем-то говорить об этом. Но ему тоже страшно. Так что, если у вас есть силы — говорят, это нужно, не изгибается вокруг на больную тему, спросите прямо, слушайте внимательно. Не покупайтесь на внешнее безразличие человека, на его «да, все в порядке».

Труднее, чем, все еще не делать. И то, что нам кажется очень бестактным вопросом, для другого может стать бесценной возможностью поговорить.

И выдох.

Оригинал статьи на сайте Такие Вещи