«Я обещала детям, что не забуду, как сильно люблю их».

0
378

Она отказалась от любимой работы, но по-прежнему занимается плаванием, катается на байдарках и поет в музыкальной группе. И все это – без помощи лекарственных препаратов.
«Я обещала детям, что не забуду, как сильно люблю их».

В 2011 году врачи диагностировали у него умеренные когнитивные расстройства: ухудшение памяти и умственной работоспособности. Часто именно это становится предвестником болезни Альцгеймера, одной из наиболее распространенных форм прогрессивного слабоумия.

В прошлом году, когда ей было 62 года, диагноз изменился: на ранней стадии болезни Альцгеймера.

Синтия Халинг Хаммел заподозрила неладное, когда проиграл на хорошо известной дороге. Она – пресвитерианский пастор, и в тот момент спешила на кладбище, чтобы отслужить мессу над покойным. Позвонила другу, чтобы помочь ей найти свой путь – тот подумал, что женщина шутит. Кладбище в городе только один, и это было там прежде!

«Тревожные сигналы начались еще раньше, когда мне было 50, и я готов защищать докторскую диссертацию. Большинство других соискателей могли наизусть оттарабанить все книги, которые вы читаете, я бы от силы назвать по крайней мере три части. Я помнила имена одного профессора и не знала, как зовут моих одноклассников», — говорит Синтия.

Она ходила от одного врача к другому, но никто не мог поставить ей диагноз. Болезнь альцгеймера никто не догадывается – для нее Синтия еще молодая. Прошли нейропсихологическое сканирования, кт, МРТ и спинномозговую пункцию. Один врач, винил во всем стресс, другой – черепно-мозговую травму, полученную в детстве, третий – период менопаузы и отсутствие сна.

В один прекрасный день новый врач попросил Синтию, чтобы перечислить все книги Ветхого Завета, которые, как пастор знала назубок. Она начала петь песню, с помощью которых дети учатся запоминать книги, но не мог закончить.

«Слезы катились по моему лицу. Как я мог бы быть пастором, когда я не помнила названия книг из Библии? Это как если бы врач вспомнил названия костей человеческого тела», — говорит Синтия.

Когда врачи окончательно диагностировали у нее легкое когнитивное расстройство, ей было 57 лет. Как ни странно, первое, что Синтия чувствовала, было облегчение:

«Конечно, мне было грустно, но я по крайней мере знала, что не сошла с ума. Да, существуют физические изменения, которые происходят в моем мозгу, которые вызывают проблемы с памятью. Облегчением было знать, что я ничего не выдумываю».

В какой-то степени диагноз Синтии был ожидаем: от этой болезни умер ее дядя, болезнью Альцгеймера страдала ее мать.

«Я обещала детям, что не забуду, как сильно люблю их».

Как пастор, сталкивается с большим количеством человеческих историй, которые можно было бы запомнить. Синтия старалась, как могла: писала сама себе письма, оставил голосовую почту и сделала многочисленные замечания.

«Но я не мог прервать исповедь и говорит – подождите минутку, я запишу. Я не могла записывать каждую свою проповедь, чтобы повторить. Это было очень утомительно», — вспоминает она.

В конце концов, доктор предложил ей оставить работу и оформить инвалидность. Синтия согласилась, хотя это решение далось ей не легко.

«Я была зла на Бога. Почему я, почему сейчас? Я так упорно работала, я готовилась к phd, а теперь мне придется все бросить. Но одна мудрая женщина нашла для меня правильные слова, когда говорит, что Бог удаляет свою тарелку, чтобы я могла делать что-то другое».

В местной газете она увидела объявление о восьминедельных курсов под эгидой Ассоциации Альцгеймера. Синтия решила их слушать, и через некоторое время сама стала выступать на мероприятиях Ассоциации. Это говорит группами пациентов, рассказал в СРЕДСТВАХ массовой информации свою историю и свое представление о болезни. Но самое главное – могла обеспечить поддержку тем, кто в ней нуждался.

В последние шесть лет Синтия участие в клинических исследованиях, в разработке лекарств от болезни Альцгеймера.

«Каждый год ученые изучают изменения, происходят в моем мозгу, и сравнивают их с результатами моих когнитивных тестов. Я не принимаю лекарства, но я стараюсь много спать, ежедневно заниматься спортом и соблюдать специальную диету, которая должна замедлить снижение когнитивных функций», — говорит Синтия.

В ее рацион обязательно входит салат день и бокал красного вина вечером, много лосося (в нем содержатся жирные кислоты омега-3) и горсть орехов, 1-2 раза в день. Три раза в неделю занимается плаванием, следит за количеством пройденных шагов с помощью фитнес-трекера и плавает на байдарках с друзьями.

«Я обещала детям, что не забуду, как сильно люблю их».

И еще Синтия поет в музыкальной группе. Два раза в месяц будут концерты в домах престарелых, где лежат люди с болезнью Альцгеймера.

«Их глаза загораются, когда они слышат песни из своего прошлого. Мы делаем все возможное для того, чтобы их петь вместе с нами – это отличный способ объединить сердце и ум»

Синтия говорит, что стала намного счастливее, когда нашла в себе силы, чтобы диагноз:

«Да, есть своего рода клеймо на людей с расстройствами памяти. Часто боятся попросить о помощи. Я считаю, что моя миссия – бороться с такими предубеждениями. Вам не нужно стыдиться, если у вас есть болезнь Альцгеймера».

Ее взрослых детей – 32-летний Уилл и 34-летняя Эмили – они знают, что после смерти их матери, завещал передать свой мозг для дальнейших исследований в Рочестерский университет. Носить с собой записку в бумажник на случай, если это произойдет с ней не дома. В нем – подробные инструкции для медицинских работников.

«Я знаю, что это будет трудно, но я пообещала им, что никогда не забуду, как сильно я их люблю. Я буду любить тебя вечно, даже когда по мне уже не понять».

Источник: goodhousekeeping.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите здесь своё имя